Авторизация
Наши партнёры

Переводчики

Аналитика

Счетчики

 

Геомантия и мировой порядок


Согласно обычному словарному определению, геомантия означает гадание или прорицание посредством «чтения» линий или знаков Земли. В соответствии с этим, пусть наив­ным, определением, геомантия сродни примитивным гадательным искусствам, включающим хиромантию и созерца­ние хрустального шара.

Однако, прочитав определение геомантии, написанное в атмосфере идеологических баталий XVI века, можно со­ставить более широкое, даже более возвышенное представ­ление о ней. Вот что писал о геомантии Кристофер Каттан в 1558 году:

«Геомантия названа по греческим словам Gy, что зна­чит «земля», и Mancie, что значит «знание». Если точнее, то она производится от слов Gyos и Magos и означает позна­ние земных вещей посредством силы высших тел, четырёх Элементов, семи планет и двенадцати небесных знаков».

Такое определение, по меньшей мере, космологично, и не вызывает сомнений, что европейские мыслители XIX века использовали этот термин для перевода китайского слова фэн-шуй, когда оно было впервые введено в практику запад­ной мысли.

Китаисты не одобряли использование термина «геоман­тия» для перевода термина фэн-шуй, что дословно означает «ветры и воды», тем не менее, он прижился. В результате в настоящее время геомантия приобрела потенциально ещё более космическое или, по крайней мере, динамически вклю­чающее значение. Так, в своём исследовании гадательной геомантии «Астрология Земли» (1981) Стивен Скиннер при­водит, по меньшей мере, четыре основных случая использо­вания этого термина. Они включают разные формы гадания, распространённые в Аравии, Африке и средневековой Европе; теллурические методы определения энергетических потоков природного мира, примером чего является китайская наука фэн-шуй; теории меридианов, ассоциируемых с местоположе­нием мегалитов и прочих примечательных древних архитек­турных памятников, и сейсмографию — науку предсказания землетрясений и иных существенных геологических подви­жек и ритмов.

К ним можно добавить ещё три случая применения тер­мина «геомантия»: наука об атмосфере, археоастрономия и фундаментальные принципы биоэстетики. Первая вклю­чает исследование природы и взаимосвязанных процессов в атмосферных слоях, от электромагнитного поля до ежеднев­ных прогнозов погоды, влияющих на ближайшую биосферу. Археоастрономия представляет собой междисциплинарное исследование формирующей роли астрономии и геомантии в определении архитектуры, градостроительства и художе­ственного выражения ранних цивилизаций. Наконец, био­эстетика исследует все процессы, связанные с гармоничным выражением человеческих взаимоотношений с природной средой — иными словами, с законами, управляющими всем разнообразием художественных проявлений.

В 1949 году француз Рене Бертоле дал всему комплек­су понятий, обозначаемых термином «геомантия», назва­ние астробиология, вызывающее космические ассоциации. Под астробиологией Бертоле подразумевал систему мысли, основанную на действительном соответствии между «матема­тически описываемыми условиями на Небе и биологически определяемыми ритмами жизни на Земле».

Согласно идеям Пола Уитли, содержащимся в его мону­ментальном труде «Центр Четырёх Направлений: предва­рительное исследование истоков и характера китайского города» (1971), именно данная космологическая концепция — геомантия, или астробиология, — стояла у истоков урба­нистической революции и способствовала формированию цивилизации, в каком бы месте мира она ни возникала.

Продолжая предложенное Бертоле и расширенное Уитли направление мысли, Морис Фридман в своём президентском обращении от 1968 года к коллегам по Королевскому Институту Антропологии предложил определять геомантию как «мистическую экологию». Следуя концепции тонких отношений между разумом и средой обитания, в своей статье от 1978 года «Китайская наука прикладной Космологии» Стивен Беннет предложил выражение «астроэкология».

К концу 1960-х годов геомантия, как бы мало она ни понималась, присоединилась к тай-цзи чжуанъ, акупунктуре и к «Книге Перемен» в целях придания контркультуре её китайской окраски. Фактически, пресса контркультуры называла фэн-шуй, или китайскую геомантию, «акупунктурой Земли». Хотя поначалу выражение «акупунктура Земли» может вызвать внешне фантастический образ тела Планеты, аналогичного телу человека с его разнообразными меридианами, кровеносной, пищеварительной, опорно-двигательной, дыхательной и нервной системами, не говоря уже о «точках силы», при некотором размышлении аналогия не кажется столь натянутой.

На другом конце света, разрабатывая «Десять аспектов знания» — традиционную буддийскую схему организации интеллектуальных устремлений человека, Тай Ситу Ринпоче ясно обозначил на семинаре в 1982 году возможность, а также логику изучения Земли именно в этом ключе. Я имею в виду конкретно второй аспект знания, о котором он говорил, а именно «Астрологию». Этот взгляд на астрологию как на науку, объясняющую и устанавливающую отношения между индивидуальным (человеческим) телом и телом Планеты, телом Планеты и Солнечной Системы, а также между телом Солнечной Системы и телом всей Вселенной, очевидно, включает в себя то, что мы назвали термином «геомантия».

С учётом сказанного, мы можем теперь более точно назвать геомантию наукой о Земле как планетном теле, целостном живом организме, чьи природные процессы, ритмы и циклы тесно связаны с нашими структурами восприятия и биологическими функциями.

Как наука, геомантия описывает структуры и функции планетного тела Земля в отношении к индивидуальному телу человек, а также к звёздным регионам Небо над нами. Однако, в той же мере, в какой геомантию можно назвать наукой, её можно также определить как основу для практики искусства. Мы действуем в соответствии с нашим знанием. Если мы понимаем отношения между телом, разумом и окружающей средой и признаём Землю живым организмом, то наши усилия по урегулированию и гармонизации самих себя в соответствии с этой наукой будут естественным проявлением искусства. Определяемое как умение сознательного приведения своих чувств в гармонию с окружением — от кухонной раковины и до звёздного сияния неба, — искусство естественно попадает в область геомантии.

Даже в этой краткой интерпретации геомантии удивительно то, что в ней обнаруживается основа объединения науки и искусства. Может ли изучение геомантии дать ключ к пониманию того, почему наука и искусство становятся всё более разобщёнными после научной революции эпохи Возрождения? Иначе говоря: возможно ли, что в фанатичном стремлении утвердить приоритет «новой науки», рационалисты XVII и XVIII веков, отбрасывая всё, что казалось иррациональным, включая геомантию, отказались бы от ключевого термина в понимании опыта единого целого? Таким образом, наука стала казаться отличной от искусства, даже выше искусства, и когда она утвердилась, её сторонники оказались безразличны и даже в оппозиции к нему. С другой стороны, отделенное от науки искусство вносило всё меньший вклад в общее благо, в результате чего мы пришли к нынешнему печальному положению дел.

На время оставив эти рассуждения, вернёмся к тому счастливому обстоятельству, что фэн-шуй, китайская геомантия, всё же выжил. С его помощью мы можем расширить нашу чувствительность, чтобы ещё раз воспринять структуру геомантии применительно к современному планетарному кризису. Разумеется, мировой и вселенский порядок остаётся сегодня в принципе тем же, каким он был, когда тысячелетия назад впервые были сформулированы основы геомантии. Хотя материалистическая наука отказалась от концепции Земли как живого организма, реальность этой концепции, которая изначально будировала наших предков, остаётся с нами по сей день. 

«Фэн-шуй есть искусство жить в гармонии с Землёй путём извлечения из того максимума пользы, умиротворения и процветания, находясь в нужном месте в нужное время». Это определение геомантии как практического искусства, данное Стивеном Скиннером в книге «Учебник Живой Земли» (1982), предельно понятно каждому. Это также самая универсальная констатация цели в отношении человеческого и планетарного благополучия.

Мы читаем далее в книге Скиннера «Учебник Живой Земли»: «Подобно тому, как йога культивирует жизненную силу человека и на Востоке, и на Западе, так и фэн-шуй может с равной лёгкостью культивировать ци, или жизненную силу Земли, и на Западе тоже». Невозможно и далее отрицать это утверждение.

По существу, подобно «Книге Перемен», корни которой уходят к истокам китайской цивилизации, геомантия фэн- шуй приобрела необратимо глобальный характер. Сравнение с «Книгой Перемен» можно расширить. Подобно тому, как она доказала свою пространственную глобальность, распространившись как на Восток, так и на Запад, эта книга явилась также глобальной и во времени, соединив полюсы самой отдалённой древности и современности. То же справедливо и относительно геомантии.

Это никого не должно удивлять. «Книгу Перемен» можно по праву считать одним из основных выражений науки геомантии, даже её подсистемой. В основе «Книги Перемен», как и геомантии, лежит бинарный принцип взаимодействия разума и окружающей среды. Подобно тому, как «Книга Перемен» располагает ситуации во временном, или синхронном, порядке, геомантия фэн-шуй делает это с упором на географию и человеческое целеполагание.

Китайская система фэн-шуй прекрасно укладывается в предложенное Бертоле определение термина «астробиология» как соответствия между математически описываемыми условиями на Небе и биологически определяемыми ритмами Земли. Постигнув принцип этого соответствия, лун-цзя, или «люди-драконы», практикующие фэн-шуй, разработали замечательный сложный календарь и связанную с ним науку о циклах и трансформации пяти элементов, а также Ло пань, или компас.

 

В сочетании с даосским мистицизмом природы и, в конечном счёте, с созерцательной традицией Чань, или Дзен, геомантия породила художников китайской пейзажной традиции. Замысловатые проявления ци, слегка скрытые бесконечно утончёнными штрихами кисти,— линии тигра и дракона оживляют бесконечные виды гор, ветра, тумана и пустоты, являющиеся отличительной чертой дальневосточной пейзажной традиции.

Мы начинаем видеть, что науки и искусства китайской цивилизации традиционно вращались вокруг общей оси, являвшейся исконным принципом геомантии. Если задать вопрос, каков этот принцип — то есть тот принцип, который расцветал всегда, когда бы человеческое общество ни развивалось в цивилизацию, — ответ будет очень прост: Небо, Земля и Человек. Как словесное выражение интуитивно воспринимаемой структуры, принцип «небо-земля-человек» указывает на исконный, самосущий иерархический порядок Вселенной.

Любой, кто знаком с «Книгой Перемен», тонко осознаёт термины «небо», «земля» и «человек», а также все уровни смысла, заключённые в этих простых словах. Мы можем считать принцип «небо-земля-человек» вечно присутствующей осью, даже валом, несущим преобразующее колесо геомантии во всех её художественных и научных проявлениях. Именно потому, что ось геомантии «небо-земля-человек» выходит за пределы всех ограничений времени и пространства, которые наука геомантии стремится определить, мы можем выяснить причину нынешнего распространения и расширения геомантии.

Пребывая вне времени, принцип «нёбо-земля-человек» функционирует как резонанс самосущего порядка, или естественной иерархии, Вселенной. Этот резонанс, на который сонастроены наши тела, в сущности, тот же, каким он был, когда впервые были сформулированы принципы геомантии.

Основанная на системе соответствия — математические Небеса наверху и биологическая Земля внизу, — геомантия выявляет следующее соответствие: человек и погода. Таким образом, через базовую структуру системы геомантии фэн-шуй проявляются следующие два ряда соответствий: небо, земля, человек и небо, земля, погода.

Соответственно, универсальная жизненная сила, или энергия, ци подразделяется на небесную, земную и погодную ци. О климатической ци сказано следующее: «Климатическая ци, которой существует пять видов, является посредником между Небом и Землёй точно так же, как человек находится посредине между Небом и Землёй» (Скиннер, 1982). Подобно человеку, погодная ци связана как с земной, так и с небесной ци.

С учётом этого соответствия нетрудно увидеть, почему геомантия может стать высшей наукой для человека. Человек и погода, изменения в феноменальном мире, доступные нашему чувственному восприятию, объединяются вращением вокруг одной и той же оси, трансцендентной оси, которую подразумевает выражение «небо-земля-человек» — самосущая естественная иерархия Вселенной.

В силу самого факта своего существования геомантия предполагает сакральность мира, в котором мы живём. Поскольку геомантия провозглашает иерархический порядок самосущим, её священный характер является, в конечном счёте, нетеистическим, органически явленным. Сакральное мировоззрение проявляется в естественной простоте садов и ландшафтов, которые геомантия породила в Китае и которые расцвели также и в Японии.

Таким образом, принцип «небо-земля-человек» лежит в основе даже столь обманчиво незамысловатого искусства, как аранжировка цветов (икебана). Если мы признаём этот принцип, то устроение всей нашей окружающей среды, как в наших домах, так и в структуре нашей цивилизации, принимает то качество вселенской гармонии, примером которого является икебана. Геомантия лежит в основе любого выражения гармонии, которая является как искусством, так и наукой. В то же время, никакая геомантия невозможна, если не принять во внимание, что феноменальный мир уже сакрален.

Нынешний интерес к изучению и практике геомантии, как в её аборигенной форме фэн-шуй, так и в качестве модели целостных, единых систем, свидетельствует о том, что потребность в восприятии мира как сакрального является растущим фактором трансформации современной стадии цивилизации. Разумеется, учитывая вневременный характер геомантии, мы можем опять увидеть возможность появления истинного мирового порядка, основанного на внутреннем гармонизирующем принципе «небо-земля-человек». 

Источник: Хосе Аргуэльес - Земля Восходящая

Размещено: 20.04.2014


Оценка: 5, Голосов: 6  


Считаете это полезным? Порекомендуйте друзьям!



Оставить комментарий:

Для того, чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь, или авторизируйтесь, если Вы регистрировались ранее